Сообщение

Спасибо, Ваш запрос отправлен!
Войти с помощью соцсетей
или
Восстановление пароля
Введите ваш e-mail
Я вспомнил свой пароль!
Проверьте e-mail, пожалуйста!
Во сколько баллов
вы оцениваете наш портал?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Спасибо за Ваше мнение!
19 февраля 2019, 22:08
Полезные статьи 64 0

Итоги-2018 от Верховного суда: банкротство и экономические споры

Граждане стремятся списать свои долги, а потому банкротства физических лиц впервые опередили банкротства компаний по количеству дел. Из-за этого нагрузка на арбитражные суды вновь выросла, но в 2019 году тенденция может измениться.

1. Больше дел, больше споров

В 2018 году арбитражные суды окончили рассмотрение 1,908 млн дел, но это без учета обособленных споров. Это на 160 000 (или на 9%) больше, чем годом ранее. Возросли все основные показатели: суды стали рассматривать больше банкротных дел, больше корпоративных споров и споров с участием иностранных инвесторов.

Большинство экономических споров – 1,15 млн, или 60%, – это споры, возникающие из гражданско-правовых отношений. 85% таких споров касаются неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств.

Вдвое, со 132 000 до 68 000, уменьшилось число споров из договоров страхования, рассмотренных арбитражными судами. Причиной тому, как объяснил Вячеслав Лебедев, стал принятый еще в 2017 году закон о досудебном разрешении споров по ОСАГО. «Это свидетельствует о целесообразности дальнейшего развития досудебных процедур, способствующих разрешению конфликтов», – подчеркнул он.

Треть всех дел – 33% – арбитражные суды рассмотрели в упрощенном порядке. Для сравнения, в судах общей юрисдикции этот показатель не превышает 1% от общего числа дел. А в 2019 году это число может вырасти еще сильнее: вступит в силу «процессуальная революция», которая увеличит суммы упрощенного производства для ИП (400 000 руб. вместо нынешних 250 000 руб.) и для юрлиц (800 000 руб. вместо 500 000 руб.).

2. Граждане банкротятся чаще, чем компании

Банкротство граждан в 2018 году случалось чаще, чем банкротство компаний. По статистике ВС, такое произошло впервые с 2015 года, когда институт несостоятельности физлиц впервые появился в российском праве. Такая статистика может служить почвой для выводов о том, что институт прижился и доказал свою эффективность, считает Наталья Колерова из «S&K Вертикаль».

Более того, достаточно часто банкротство юридического лица сопровождается хронологически или логически банкротством физического лица, связанного с компанией-банкротом. Например, учредителя.

Особенно это характерно для банкротств в связи с неисполнением компаниями кредитных обязательств перед банками, где физические лица часто выступают поручителями по кредитам.

Наталья Колерова, руководитель проектов S&K Вертикаль

Увеличение же количества банкротных дел этой категории может говорить о том, что все большее количество граждан стремится решить свои финансовые проблемы через процедуру личного банкротства, отметил старший юрист АБ КИАПИлья Дедковский. «Но из этого никак не следует, что сама процедура эффективна для должника – суды в существенном количестве дел сохраняют за гражданином его долги, то есть не освобождают от обязательств», – рассказал он и добавил, что пока об эффективности банкротства граждан судить в принципе рано, ведь институт еще «довольно молодой».

3. Тяжелые времена для управляющих, легкие – для судей. Или нет?

Продолжает расти количество обособленных споров. По статистике, которую приводила судья ВС Ирина Букина на одном из заседаний Пленума, число рассматриваемых обособленных споров по делам о банкротстве достигает 40% от всех дел, которые рассматривают арбитражные суды.

Лебедев надеется, что тенденция к увеличению числа обособленных споров скоро изменится. Произойти это должно из-за нового порядка проверки обоснованности требований кредиторов. Эту функцию возьмут на себя управляющие, как сейчас это происходит в банкротных делах банков и застройщиков. 

При этом эксперты сомневаются, что новелла поможет значительно разгрузить суды. «Не уверена, что применение такого инструмента будет эффективным для разгрузки судов. Степень доверия кредиторов и всех игроков в деле о банкротстве к арбитражным управляющим, к сожалению, невелика», – отмечает Колерова. Именно поэтому кредиторы будут активно возражать против включения в реестры требований иных кредиторов, особенно крупных и особенно по сделкам, которые традиционно вызывают вопросы, считает юрист.

С точки зрения статистики споров станет меньше – требования части кредиторов просто не дойдут до суда, отмечает Дедковский. «Но вряд ли нагрузка на судей из-за этого сильно уменьшится – сложные обособленные споры, которые и требуют от судей особого вовлечения в процесс их рассмотрения, никуда не денутся», – полагает эксперт.

4. Победоносные иностранцы

Количество споров с иностранными инвесторами в российских арбитражных судах возросло более чем в 5 раз с 2014 года. «Для обеспечения единообразного подхода рассмотрения трансграничных споров Пленум ВС готовит постановление о некоторых вопросах применения судами положений ГК о международном частном праве», – пообещал председатель ВС Вячеслав Лебедев.

При этом иностранные компании не только начали чаще участвовать в экономических спорах в России, но и стали больше таких споров выигрывать.

«Выигрыш в судебном процессе, во-первых, зависит от качества и проработанности правовой позиции, которую выбирают участники процесса», – подчеркнула юрист АБ КИАП Екатерина Спахова. Иностранные инвесторы при помощи международных юридических рейтингов могут сделать выбор и привлечь к участию в проекте наиболее профессиональную юридическую фирму, в том числе этим может объясняться такой высокий процент побед иностранцев в российских арбитражных судах.

5. Корпоративные споры в суде

Растет и число корпоративных споров. В 2018 году суды разрешили их больше 20 000 раз. Этот показатель превышает аналогичный в 1,5 раза за последние пять лет. 

На количество споров влияет как изменение корпоративного законодательства в части крупных сделок и сделок с заинтересованностью, так и общее развитие корпоративной сферы России, рассказывает Спахова и напоминает: несколько лет назад в российском праве появились новые инструменты и институты, такие как опционы, аналоги гарантий и заверений. Кроме того, официальное регулирование получили акционерные соглашения. «Как раз сейчас и могли возникнуть первые корпоративные споры по вопросам правовой квалификации законодательных новелл», – считает эксперт. 

При этом влияние на эту сферу могла оказать реформа института крупных сделок и сделок с заинтересованностью и ее последствия, отмечает Спахова. На практику споров о таких сделках обратил внимание и Пленум Верховного суда, который в июне 2018 года дал свои разъяснения, подробнее о которых можно прочитать в материале «Пленум ВС: крупные сделки и сделки с заинтересованностью по-новому».

Источник: ПРАВО.RU

Поделиться :